Воскресенье , 17 Октября 2021

Мысли по поводу или что приходит в голову после презентации хорошего документального фильма

4 октября в 15 часов в краснодарской библиотеке имени Некрасова состоялась презентация документального фильма «Юрий Кузнецов. Взгляд с востока», в котором авторы через образ главного героя связали якутскую и краснодарскую земли, в частности, город Тихорецк.
Казалось бы: где Якутия и где Тихорецк, в котором, как это отмечено в выпущенной в текущем году силами тихорецких литераторов небольшой литературной энциклопедии «Родник и родниковцы», начиналась литературная жизнь Кузнецова.
Следует отметить, что «Родник и родниковцы» – «…книга о тех, кто своим литературным творчеством прославляют свою малую родину, и по которой наши дети и внуки будут в будущем изучать историю родного города, родной станицы… Некоторых из авторов уже нет, но память о них жива и будет жить в их произведениях».
В предисловии к этой книге о поэте 70…90-х годов теперь уже прошлого века Юрии Поликарповиче Кузнецове сказано:
«Как поэт Юрий Кузнецов начинался в г. Тихорецке. Он ходил по нашим улицам, учился в нашей школе № 3. В 1957 году в газете «Ленинский путь» было напечатано его первое стихотворение «Тракторист». Ю.П. Кузнецов был активным участником первого Тихорецкого литературного объединения, пока ещё не носившего название «Родник», в работе которого вместе с ним участвовали Валерий Горский и Генрих Ужегов (в фильме есть эпизод с участием Генриха Николаевича – автор)… …Последний раз Ю. Кузнецов приезжал в Тихорецк в 2002 году. Он был почётным гостем Тихорецкого исторического музея, заходил в редакцию газеты «Тихорецкие вести», где больше часа беседовал с главным редактором Е.М. Сидоровым и с сотрудниками редакции».
Спроси среднестатистического жителя России, что он знает о Якутии? В лучшем случае услышишь что-нибудь о кимберлитовой трубке с алмазами да о полюсе холода Оймякон. Ну, разве ещё об оленеводах вспомнят да о реке Лене, подтопившей Якутск несколько лет назад…
Спроси того же среднестатистического российского обывателя о Тихорецке и в скорее всего услышишь в ответ: «На Тихорецкую состав отправится…» – строчку из песни, спетой Барбарой Брыльской голосом Аллы Пугачёвой в известнейшей кинокомедии Эльдара Рязанова «Ирония судьбы или с лёгким паром».

А меж тем Тихорецк дал литературе помимо Кузнецова такие имена, как Аркадий Первенцев, Валерий Горский, Александр Скоков. Да и сегодня, в основном немалыми стараниями Г.Н. Ужегова, Тихорецк является весьма значимым местом на литературной карте Краснодарского края. Только за последние годы отсюда вышли четверо членов Союза писателей России, включая и автора этих строк.
И вот каким-то совершенно непостижимым образом якутский писатель Николай Алексеевич Лугинов снимает фильм о Юрии Кузнецове, с которым был в своё время лично знаком. Причём автор-идеолог фильма красной нитью проводит через повествование мысль о том, что творчество Юрия Поликарповича стало квинтэссенцией русского патриотизма и русского языка вне зависимости от того, кто говорит на этом языке – якут, кабардинец, адыг, татарин или башкир… Потому хотя бы, что в пору испытаний, какой явилась воспетая Кузнецовым Великая Отечественная война (и не только она), все они становились единым монолитным многонациональным русским народом, объединённым единой целью и единым великим языком…
Но это было тогда, в пору и великих бед, и великих свершений. Тогда было с одной стороны очень трудно, а с другой стороны – легко. Лучше всего о том времени можно сказать словами бывших фронтовиков: «На войне всё понятно и однозначно – рядом в окопах свои, впереди враг, над тобой – отцы-командиры…»
Пятьдесят минут, столько длится фильм, пролетают совершенно незаметно, а в голове роятся и бьются друг о друга мысли, мысли, мысли: куда мы идём, что я сегодня представляю собой как писатель, что будет с нашей литературой и с нашим языком?
Почему? Да потому, что в своём повествовании Н.А. Лугинов показал через героев фильма весьма высокую планку, которой соответствовала когорта литераторов, к коим принадлежал и Ю.П. Кузнецов.
А что мы имеем сейчас? Союз писателей России, которому вот-вот исполнится 60 лет с тех пор, как наконец-то был учреждён Союз писателей РСФСР, в отличие от имевшихся в союзных республиках соответствующих писательских организаций до той поры просто не существовавшего. И этот Союз опять же в отличие от времён СССР, когда писатели, что там говорить, были обласканы властью, которая понимала, что владеющие Словом мастера, многое могут сделать в области формирования личности советского человека, сегодня существует не благодаря власти, а пожалуй вопреки ей. К сожалению…
Можно подумать, что сейчас формирование личности не актуально. А что актуально? Да, мы порушили, что там говорить, не без всеобщего попустительства, если не сказать пофигизма, Советский Союз – по большому счёту строительство социализма, в котором согласно его основному принципу «от каждого по способностям, каждому – по труду» не без активной немощи кремлёвских «геронтократов», оказалось в конечном итоге фикцией в пропагандистской обёртке.
Да, мы сегодня, слава Богу, с ураганной скоростью разочаровываемся в западных псевдоценностях, которые долгие десятилетия, опять же благодаря существовавшему в стране мощному репрессивному аппарату, был для многих, да что там многих – для большинства, этаким «демократическим светом в окошке».

Вот и получается: одно порушили, в другом разочаровались… Что из этого следует? А следует из этого то, что Россия должна найти свой, единственно верный, третий путь. И снова мы в дороге и пытаемся ответить на вопрос «камо грядеши?». И снова надо подтянуться, сплотиться и идти вперёд единым строем, который никому и никогда уже не удастся порушить. Пока же мы ищем, мечемся в силках теперь уже тотальной свободы, если не сказать вседозволенности…
Где-то у меня есть рассуждения на тему «А что есть свобода»?
«Я называю свободной, – писал Спиноза, – такую вещь, которая существует из одной только необходимости своей природы…» Казалось бы, что тут непонятного? Если ты осознал необходимость того или иного действия, будь то работа каменотёса или пропалывание грядок – ты свободен. И в подтверждение этого вот ещё одна обширная цитата, взятая мной с одного из форумов на эту тему:
«…Обычно люди убеждены, что они наделены свободой воли и их поступки осуществляются ими совершенно свободно. Между тем свобода воли – иллюзия, результат того, что подавляющее большинство людей осознаёт свои поступки, не вникая глубоко в причины, их обусловливающие. Только умудрённое меньшинство, способное на путях разумно-интуитивного знания подняться до осознания мировой связи всех причин с единой субстанцией, постигает необходимость всех своих поступков, и это позволяет таким мудрецам превратить их аффекты-страсти в аффекты-действия и обрести тем самым подлинную свободу [выделено мной]. Если свобода нашей воли – только иллюзия, порождаемая неадекватными чувственно-абстрактными идеями, то истинная свобода – «свободная необходимость» – возможна лишь для того, кто достигает адекватных, разумно-интуитивных идей и постигает единство обретенной свободы с необходимостью.
Смысл данной идеи в том, что свободным [себя] чувствуешь, делая что-то независимо от чьей-то воли. Очень часто приходится напрягаться и выполнять нечто совсем нежелательное. Но это только если ты не считаешь это правильным и нужным сам. То есть, чем больше ты осознаешь смысл своих действий, тем легче они тебе даются. Осознание ведёт к освобождению духа.
Жизнь в обществе накладывает на каждого человека ограничения (отказ от части личных свобод) ради устойчивого функционирования или прогресса самого общества [выделено мной]. В этом случае ограничения с лихвой искупаются новыми возможностями, то есть увеличением свободы.
Таким образом, свободный человек есть человек, осознанно принимающий ограничения своих возможностей (ограничения своей личной свободы), необходимые для существования общества, которое своим существованием ещё больше увеличивает свободу человека».
Вот это-то положение – связанность личной свободы и свободы общества, новейшее общество (простите за тавтологию) как раз и забыло, подменив его достаточно размытым термином «демократия» (власть народа). На самом деле под этим «фиговым листочком» прячется ВЛАСТЬ ДЕНЕГ со всеми вытекающими последствиями: свободой потребления всего чего угодно – еды, развлечений, наркотиков, секса, гламура и т.д. Главное – потреблять, потреблять и ещё раз потреблять, раскручивая всемирную инфляционную спираль и разъедая остатки самосознания. Здесь должно соблюдаться лишь одно условие: продукт должен воздействовать на безусловные рефлексы, сиречь инстинкты, которые «зашиты» в человеческой генетике. И при этом меньше думать – думающий человек опасен.
Вот и получается, что мы, уничтожив СССР и открывшись западному миру, лишили сами себя прививки (этим термином я называю всё то лучшее, что с огромными трудами и сумасшедшими потерями без малого 70 лет воспитывалось в советском обществе) от пороков «свободного» мира.
Позволю себе привести здесь одно из своих стихотворений, написанное, как говорится, в тему ещё в 2011 году:

Свобода

Сказал мудрец: «В цене свобода,
лишь та, которая внутри»,
а в нас сидели бунтари,
и мы – в неё, не зная брода.

А мы, свернув худые шеи,
её хотели сразу всю,
забыв, что вырастет овсюг
в полях, коль зёрен не посеять.

И вот, свободны: хочешь – плюй,
желаешь – ничего не делай,
а если кто на дело смелый,
навертит – мама не горюй!

Наверно суетились зря,
зря пели беззаконью оду –
на кой такая нам свобода
коль нету в головах царя?

В стране-тюрьме брели сквозь тьму
к свободе нищие народы…
Я так наелся той свободы,
что захотелось вновь в «тюрьму».

Я ведь неспроста затрагиваю тему отношения власти к литературе, пытаясь перекинуть от неё мостик к проблеме обесценивания совести. Потому что это – вещи взаимосвязанные. Впрочем, говорят, что наличие совести у человека тождественно присутствию Бога в душе. А если Его там нет? Вернее, Бог изначально присутствовал в душе новорождённого, но с возрастом Его либо изгнали оттуда, либо сам ушёл в силу определённых обстоятельств. Литература же, если она настоящая и добрая, призвана лечить души человеческие, воспитывать их.
Во времена СССР наш народ считался самым читающим в мире, а что теперь? Посмотрите статистику посещаемости библиотек.
Один писатель как-то вполне справедливо заметил, что нельзя быстро изменить ментальность народа. И дело не в смене правительства. Европейцы уже давно живут в мире, где им служит государство. А в России мы сотни лет служим государству. Это, по его мнению, главное онтологическое отличие. Все остальное – частности. Здесь государство – Молох, который постоянно требует от населения жертв на всех уровнях, а мы и есть дети, приносимые в жертву этому самому государству. И вот ведь что странно: все, кто сейчас занимают властные кресла, рождены нормальными матерями. Многие из них ещё, наверное, помнят послевоенную, а позже хрущёвскую нищету. Но куда вся эта память у них исчезает по мере поднятия по властной лестнице – вот в чём вопрос.
Возьмём для примера нашу региональную писательскую организацию – я имею в виду краснодарское отделение Союза писателей России. После любого годового собрания в последние несколько лет приходишь к весьма удручающим выводам, знаете ли. Никому мы особенно не нужны: бюджет крохотный, формирующийся в основном на членских писательских взносах, а власть что-то не очень этим озабочена. Попытался ваш покорный слуга поднять там однажды вопрос о значении писательского труда в сравнении с советскими временами, когда во многом с помощью писателей поддерживался дух народа, так был не понят даже своими коллегами. Один из них, правда, заметил, что в наше время чиновник ничего делать не будет без команды сверху и, что если глава администрации не станет подавать примера в чтении литературы, то и его подчинённые на этом поприще «блистать» не будут. И, заметьте, опять же никаких идей у власти в этом направлении не замечается.

Можно отметить, что существует ряд престижных премий. Скажем, такая, как «Большая книга», до которой ещё добраться надо и на этих (добравшихся) кругах обретаются, как правило, столичные писатели. Думаю, не мне говорить, что культурная жизнь в столице и в провинции – две большие разницы. И потом, существует и в литературе такое понятие, как бизнес-проект – это когда раскручивается некий более или менее подающий надежды писатель – желательно из относительно молодых. О нём начинают вещать и по телевидению, и по радио – одним словом, везде. Уж чему-чему, а рекламным раскруткам у нас научились. Вон, какую-нибудь безголосую «Ксюшу» так продвинут, что она и на ведущих каналах, и в радиоэфире каждый день по двадцать раз мелькать будет, и на обложках глянцевых журналов своими прелестями засветится. А если отшелушить всю эту мишуру и взять её в оборот, так она и двух слов связать не сможет. Да и песни у неё – три повторяемые раз десять подряд бессмысленных слова, положенные на полторы ноты… И поневоле задаёшься вопросом: может, это специально делается, чтобы вконец отбить у нас остатки интеллекта и превратить в бессловесное стадо, которым легко управлять?
Так и с литературными бизнес-проектами. Только что-то не видно на большом экране наших действительно заслуженных писателей, которым есть что сказать людям, и которых осталось-то не так много. И вспоминают о них, как правило, только тогда, когда эти великие уходят. Взять хотя бы Виктора Астафьева, о котором вспомнили, когда его уже не стало. Но Астафьев-то славу свою снискал ещё во времена СССР, когда к писателям было совсем иное отношение. Сейчас бы он не поднялся – тематика не та. У нас же всё больше в чести детективы всякие, ужастики, триллеры да фэнтези. И никто не задумается над тем, что голливудский метод «семейного подряда», когда неизвестно, кто кого переплюнул в изощрённости сюжета: бандиты сценаристов или наоборот, ведёт лишь к эскалации насилия. Видимо, это выгодно – злом подменять добро. А ещё вот новая напасть объявилась – в в вечерний прайм-тайм, словно сговорившись, на ведущих телеканалах перебирают грязное бельё известных и не очень личностей. Только что до вуайеризма не доходит. Очень «пользительно» для ума и сердца, знаете ли…
Ради соблюдения справедливости следует отметить, что государство наконец-то вспомнило о том, что помимо вездесущего Голливуда существует и славный в прошлом отечественный кинематограф, и начало выделять деньги на создание российских фильмов. Благодаря этому появились такие, не побоюсь этого слова, шедевры, заставившие людей вспомнить о том, что они живут в великой стране, которой можно и нужно гордиться: «Легенда № 17», «Сталинград», «Движение вверх», «Время первых»…
Кто мешает таким же образом поступить с литературой? В фильме Фёдора Бондорчука «Духлесс-2», который как-то скачал из интернета, главный герой говорит о том, что у нас основным гаджетом является газовая труба. Вроде бы неплохо, если не придавать значение сырьевой направленности экспорта. У «трубы» даже структура такая есть – «Газпром-медиа» называется. Меж тем, «Газпром-медиа» финансирует, как это ни странно, радиостанцию «Эхо Москвы», которая как язва разлагает неискушённые умы изнутри, поливая грязью всё, что делается в России… Помимо этого у этой медийной структуры в качестве финансируемых подопечных таких телеканалов, как ТНТ вкупе с проектом «Дом-2». Комментарии, как говорится, излишни – остаётся только в недоумении разводить руки и возмущённо поднимать брови…

И, наконец, о языке. Мы уже забыли исконно русские восхищённо-восклицательные междометия, давно заменив их на возглас где надо и где не надо «wow!»; у нас теперь не возврат денег при покупке, а «cash back»… Можно ещё приводить множество других примеров из всех областей жизни, где появились новые в основном «англо-саксонские» термины, не говоря уже о том, что в различных названиях походя меняются буквы с кириллицы на латиницу – просто так, для «прикола».
Как-то в одной из программ «Вечер с Владимиром Соловьевым» бывший глава израильской спецслужбы «Натив», а ныне политолог Яков Кедми заметил, что в Израиле существует такой порядок: если появляется какой-то иностранный термин, соответствующая служба подыскивает подходящий синоним на иврите и утверждает его в качестве замены – иностранные термины запрещены. А у нас считается, что русский язык всё перемелет в муку…
Вот так и продолжаем жить и идти куда-то. Как всегда, по давно забытому, но сидящему где-то в генах и описанному ещё Лениным принципу: «Шаг вперёд, два шага назад. (Кризис в нашей партии)». Не пора ли всё-таки пересмотреть, наконец, подходы и обратиться к разумному, доброму, вечному?
Вот такие мысли бродили в моей голове при просмотре замечательного и мудрого фильма Николая Алексеевича Лугинова и его оператора «Юрий Кузнецов. Взгляд с востока», который, на мой взгляд, можно считать учебным пособием того, как «жить не по лжи» и бережного отношения к литературе.

Владимир Романов, член Союза писателей России,
член правления Краснодарского регионального
отделения СПР

09.10.2018

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *